ВАШ ТАЙНЫЙ СОВЕТНИК, №12 (27)
 
 

Беседовал Максим МАКСИМОВ

Александр МАРЦИНКЕВИЧ:
"ЦЫГАНСКИХ БАРОНОВ У НАС НЕТ. ЕСТЬ ТОЛЬКО АВТОРИТЕТЫ"

 
 

Александр Марцинкевич и его группа "Кабриолет" переживают новую волну популярности и народной любви. Они выступают не только в дорогих элитных клубах, но и во дворцах - на многолюдных концертах звезд русского шансона. И ни одно их выступление не обходится без легендарного хита "Цепи" ("Не в силах я эти цепи-цепи, мама, разорвать...").
Александр Марцинкевич привнес в русский шансон, считающийся традиционно блатным жанром, цыганскую чувственность и цыганскую мелодику. Правда, есть точка зрения, что нынешний русский шансон сам в какой-то мере вырос из цыганского романса (можно вспомнить, к примеру, знаменитого парижского цыгана Алешу Димитриевича, у которого учились все нынешние мастера шансона).
Мало кто из нынешних поклонников группы "Кабриолет" знает, что существует она уже восьмой год.

- Александр, много ли реинкарнаций довелось пережить вашему коллективу?
- Начну с того, что первый альбом группы был записан полностью на цыганском языке. И когда я принес его на студию, мне сказали: все здорово, классно, но если б пели на русском, мы бы вас выпустили...
Потом мы поехали на всемирный цыганский фестиваль в Польшу. Нам сразу предложили выпустить там альбом, моя песня "Морэ" вошла в первую десятку. Но помимо этого нам предложили остаться жить в Польше - всей группе - на хороших условиях. Там цыганская музыка ценится, на нее больше обращают внимания. И молодежь ею увлекается - не только цыгане, но и поляки. Но я отказался от этого предложения. Мне стало обидно. Как бы в России ни было плохо, но здесь мои корни, я здесь родился, здесь моя семья, родные. Из-за этого с первым составом группы "Кабриолет" мы рассорились - мои музыканты хотели остаться. Если бы я сказал "да" - мы бы все остались, но раз я сказал "нет" - значит, не остается ник-то.
- И вы расстались с музыкантами?
- Да, но не со всеми. Остались Светлана, солистка, и Виктор, мой брат младший, гитарист. Потом я собрал новый состав, записал альбом "Цепи" - это было в 1996 году.
- Все-таки стали петь по-русски?
- Да, но в каждом альбоме у меня всегда присутствуют три-четыре песни на цыганском. Свой язык нельзя забывать. Когда мы встречались здесь с "Джипси Кингз", я попробовал с ними пообщаться по-цыгански, а они говорят: у нас цыганского языка нет! И рассказали, что давным-давно в Испании цыган начали истреблять. Сказали: "Если вы не забудете свой язык, мы вас полностью уничтожим. Вы должны говорить только на испанском!" Поэтому цыганский язык у них утерян, и поют они на испанском. Цыганский язык вообще в мире поломался. Мы в России живем - у нас свой цыганский язык, в Польше - свой. И когда мы собрались на конгрессе за цыганским столом, каждая делегация начала отстаивать свой язык, говорила, что он правильный, другие возражали: нет, наш правильный!.. Когда я говорил с цыганами из Швеции, я два слова понимал, а дальше в тупик попадал. С югославами тоже тяжело общаться. С румынскими, польскими цыганами уже легче.
- Переход "Кабриолета" на русский язык - это попытка найти компромисс с шоу-бизнесом?
- Просто человек с годами меняется, мудрее становится. В 1996 году я уже думал по-другому, чем раньше. Почему я обязательно должен петь по-цыгански, если для меня русский язык тоже родной? Я понял, что раз я живу в этой стране, то русский человек должен понимать, о чем моя песня. И мой альбом "Цепи" очень удачно "выстрелил" - сначала появился небольшим тиражом, потом его издала фирма "Рекордз", он вышел в дополненном варианте, потом его перекупили. И уже вышел лазерный диск. На сегодня у группы "Кабриолет" в Питере выпущены три альбома - "Цепи", "Красные вы розы" и "Без тебя".
- Ну а как вы попали в звезды русского шансона?
-
Я благодарен судьбе, что она свела меня с таким замечательным человеком, как Вальдемар ибн Кобозя. Он работал на радио "Русский шансон", сейчас живет в Мос-кве. У нас был с ним совместный концерт в клубе "Капитан Морган". Он спрашивает:
"Ты - Марцинкевич? Я тебя всюду ищу, твои песни подходят под наш формат!". Хотя я не старался специально писать под "русский шансон".
- Но жанр был вам знаком?
- Конечно, я слушал это радио, мне оно нравилось больше, чем "Европа Плюс" или "Модерн", - я чувствовал с шансоном какую-то близость. Так я попал на "Русский шансон". Мы даже ездили на фестиваль "Звездная пурга" в Москву.
- Когда ваши песни появляются на дисках серии "Блатная музыка" - это вас не шокирует?
- Трудно на этот вопрос ответить. Я, конечно, свою музыку к блатной не отношу. Мои песни - о любви или, например, о потере близкого человека... Или такая песня, как "Цепи", - здесь вообще нет конкретики. Все воспринимают эту песню по-разному, в зависимости от того, кому какая проблема близка. Это могут быть и наркотики - человек попал в зависимость и не может разорвать эту цепь, круг тех людей, с которыми он связан. Или, может, это песня о том, как человек свернул с правильного пути и попал за решетку.
- А была ли у этой песни какая-то реальная предыстория?
- Получилось так. Я поругался со своими родителями - у нас мнения разошлись. Хлопнул дверью. И потом две ночи не спал. Мне стыдно было - нельзя так с родителями поступать. У нас, у цыган, всегда должно быть уважение к старшим. Прав ты или не прав, если старший сказал - это все, ты должен слушаться. И вот в этом порыве я написал песню. Взял гитару и стал что-то мурлыкать. Потом прогулялся, постоял у церкви на Владимирской. И пока я шел, у меня был готов один куплет... Так получилась песня о том, что человек не понял мать и пошел по неправильной дороге. Захотел выбрать легкий путь, попал в переделку, завяз и все-таки осознал, что он сделал неправильный выбор. Но теперь цепи не дают ему свободы.
- Саша, а что такое сегодня цыганская семья? Чем занимались ваши родители, где вы жили?
- Семья у меня была крестьянско-рабочая, жили мы во Всеволожске. Отец всю жизнь проработал в детском садике шофером, возил продукты. Мама работала на фабрике "Красный луч", покрывала лаком пианино. У нас в семье пять братьев, две сестры. Моя сестра школу закончила на "отлично". Я два раза оставался на второй год, закончил только восемь классов. Все из-за гитары. Мама мне надень рождения купила маленькую гитарку за семь рублей. Я с ней не расставался, спал с ней, в школу ходил, на уроках пел - учителя ее отбирали.
Потом я ушел в армию. Полгода был в учебке под Ленинградом, а потом в Сорта-вале служил в оркестре. Часто в самоволку ходил. Раза четыре сидел по 10 суток на гауптвахте. Но самое интересное - меня никто из офицеров не мог поймать. Только милиция меня ловила. У одного прапорщика была мечта: поймать Итальянца (такое было у меня прозвище).
Я постоянно в общагах пропадал - там девчонки, все такое... И вот случай был: патруль идет мимо общежития. Вдруг - знакомый голос, они уже знали, как я пою. Поднимаются на третий этаж. Дверь закрыта, а там музыка играет. Никто не открывает. Они выламывают дверь, а там стоят две колоночки и играет моя кассета. А я в это время спал спокойно в казарме! Им пришлось платить за дверь... Еще хохма была - я ушел в самоволку, вернулся, переоделся. И стою дневальным "на тумбочке". Так как я целую ночь не спал - заснул стоя. Вдруг приезжает проверяющий генерал. Я должен "смир-но!" кричать, но я сплю. Прапорщики собираются, генерал им показывает: смотрите, ваш солдат спит. И вместо меня крикнул:
"Смирно!". А я ему спросонья: "Вольно!". Опять 10 суток. Но на самом деле я не жалею, что пошел в армию. Я только там понял, что такое настоящая дружба, сплоченность.
- А я думал, что все цыгане "косят" от армии...
- Я мог, но не захотел. И отец тоже не возражал, чтобы я пошел. У нас воспитание такое было - полуцыганское, что ли. Ведь наши цыгане в таборе не живут, и вообще они более европейские - на улице не гадают, денег не просят.
- А кто же те цыгане, которые гадают и просят?
- Это приезжие - из Крыма или из Чечни.
А те, кто из Таджикистана, вообще к нам никакого отношения не имеют. Я с ними попробовал поговорить - у них язык какой-то свой, восточный, совсем на цыганский не похож. Есть цыгане, которые живут на станции Пери, у них свой образ жизни - есть барон, баронесса. А у нас никаких баронов нет. У нас только авторитеты.
- Это как-то грозно звучит...
- Конечно, с каждым годом многие наши обычаи вымирают, но многое остается. Допустим, я с кем-то заключил сделку, и человек мне деньги не отдает. Я созываю собрание цыганское - там присутствуют не бароны, а просто старые люди, мудрые (я их называю авторитетами). Мы отчитываемся передними, и они говорят, кто прав, кто виноват. Как они скажут, так я и должен поступить. А у них - тех, кто в Пери живет, - все по-другому. Они, например, без разрешения барона даже в город не могут уехать. Хотя сами по себе они люди очень веселые. Часто приходят на мои концерты. Наши цыгане какие-то закомплексованные - не могут раскрыться, кайфануть нормально. Хотят выглядеть более важными. А те цыгане - более простые, им по фигу, что про них скажут. Они пришли отдохнуть и отдыхают.
- А в остальное время занимаются гаданием и попрошайничеством?
- Я бы не сказал, что они попрошайничают. Гадание - это их работа, их бизнес. Человека же никто не заставляет, чтобы ему гадали, - он сам решает.
- Иногда остановишься, чтобы тебе погадали, - и без кошелька останешься...
- Все зависит от самого человека. Все знают, что такое лохотрон, и все равно идут, играют, теряют свои деньги. Кто виноват? Так же и здесь. Я думаю, что если у человека в жизни все правильно, то ему не надо, чтобы ему гадали. Сколько сейчас центров рекламируют - приходите, мы вас вылечим. Или приворожим! Вот это мошенничество, этого нужно бояться. А цыгане вреда никому не делают. Просто они более яркие люди и поэтому бросаются в глаза. Чтобы понять, что такое цыгане, надо окунуться в их жизнь. Они народ трудолюбивый, гостеприимный. Раньше у нас даже дверь в дом всегда была открыта, но сейчас, правда, это невозможно. К сожалению, из-за того, что вокруг много криминала, цыгане тоже поменялись, стали более агрессивными, закрытыми.
- Саша, а вы всегда зарабатывали на жизнь только музыкой?
- Получилось так, что я в 15 лет устроился на завод столяром - надоело просить у матери деньги на кино, на дискотеку. Третий разряд получил как слесарь-станочник и уже сам матери помогал. По воскресеньям я играл на танцах. Ну а потом понял, что музыка - это мое основное занятие, оно у меня получалось лучше.
- Музыке вы нигде не учились?
- Учился в музыкальной школе, но не закончил - она мне не нужна была. Мне там объясняли то, что я и так знал. Этому научить нельзя. Если у тебя внутри ничего нету, если ты не чувствуешь ритм - ты будешь, как робот. Что такое цыганская музыка? В ней нет никаких границ. Когда я на студии песни записываю, мне говорят: так нельзя, не со-блюдается четкость квадратов... Но потом мы слушаем, и те же люди говорят: какой кайф! Когда ты все делаешь наоборот, то результат получается интересный.
- У рядового слушателя цыганская музыка ассоциируется с самыми разными именами o от Вари Паниной и Николая Сличенко до оркестра Эмира Кустурицы и группы "Tiger Lillies". Есть все-таки в этой музыке что-то общее?
- Общее - это цыганская душа. У всех цыган есть свой почерк - в вокале, музыке, в танце, во всем. Цыганская музыка - это большие просторы, широкая дорога. Меня убивает слово "цыганщина" - сразу представляется что-то примитивное, на трех аккордах. То, что сейчас на эстраде творится, это гораздо примитивней. Вот Пушкин, Толстой правильно про цыган писали. Если цыган поет - он умеет человека захватить, это настоящий гипноз. Этой "цыганщине" не научиться, если у тебя нет сердца, нет души и нет цыганского полета, - надо родиться таким. А вот попсе даже учиться не надо - были бы деньги. Не случайно Алла Баянова сказала: цыганам школа не нужна. Именно в плане музыки.
Я убедился: когда приезжаешь в Европу, в Данию, например, они о цыганах больше знают, чем я сам. В Швеции открыли цыганскую школу, цыганскую церковь. Шведы понимают, что цыгане - народ талантливый, близкий к Богу, и они все делают, чтобы цыгане развивались, занимались любимым делом. У настолько в Москве есть Театр "Ромэн". И то он сейчас не в самом хорошем состоянии.
- Саша, но есть и в Питере маститые коллективы - "Цыганский двор" Устиновского, например. Они-то как вас воспринимают - не считают ли отступником от традиций?
- Понимаете, мы разные. У Устиновского - чисто фольклорная цыганская музыка. А у меня современная, эксклюзивная. Но я делаю то, что никто другой не делает, - я цыганскую культуру немножко продвигаю вперед. Вот у русских народным инструментом считается балалайка, но это не значит, что все русские музыканты должны играть на балалайках. Прогресс-то идет. Цыгане тоже должны показать, что они могут не только петь романсы и танцевать цыганочку. А изначально инструментом цыгана была не гитара даже, а барабан. Вот почему мы степ бьем, стучим, вот откуда наша ритмика...
Не кривя душой, я скажу: к сожалению, нет у нас поддержки среди артистов. Все мы стараемся друг друга утопить. У меня, допустим, пять концертов, а у него десять. Меня жаба задушила! Да, человек, в принципе, такое вот слабое существо. Но что меня радует именно в цыганской нации - у цыгана есть совесть, потому что он боится Бога. Если он идет и видит, что человек просит денежку, он никогда не обойдет, всегда руку протянет. Редкий случай, когда цыган обойдет, - есть отмороженные люди, ничего не скажешь.
- Ну а в коллективе вашем каков кли-мат?
- Конечно, бывает, ссоримся. Ни один коллектив не может быть всегда в согласии. Я бываю раздраженным, чуть ли не всех увольняю...
- С братом-то хотя бы ладите?
- Вот с ним у меня как раз большие сложности. Он такой ленивый человек, его нужно постоянно толкать, ему надо что-то сделать, чтобы он начал работать, прямо как маленький ребенок. Я с ним постоянно ругался, но вижу, что он не понимает. И тогда я его стал рублем бить. Опоздает - накажу. И он начал исправляться. Я понял, что в нашей стране человек что-то понимает только в этом случае.
- Музыка вас достаточно обеспечила?
- Самое главное, что хлеб-булка есть - и это нормально. Не оказался на улице с протянутой рукой - уже хорошо. Дети учатся, в школу ходят, одеты, сыты, обуты, а что еще человеку нужно? Детей у меня трое. Две девочки полностью в меня - поют, танцуют. Сын у меня уже озвучил молодого Тарзана в мультфильме. Сейчас его пригласили на съемки сериала. Учится на одни пятерки. Башковитый. Не знаю только, в кого он - я-то двоечник. Жена у меня не цыганка, русская. Музыкой не занимается, ей слон на ухо наступил. Она дома создает уют. Если я уезжаю на гастроли, она понимает, что это моя работа.
Вообще у цыган считается, что муж всегда хозяин положения, независимо от того, достает он деньги или нет. Я только прихожу - в доме сразу тишина. Девочки начинают посуду мыть, полы натирать. Они уже приучены к тому, что к старшим нужно относиться с уважением, в генах у них это уже заложено. Когда старшие за столом сидят, они никогда не подойдут и не возьмут со стола ничего...
- Саша, а бывали ли у вас случаи полного непонимания с публикой, вплоть до эксцессов?
- Один раз в ДК Горького девушка под песню "Цепи" вдруг начала раздеваться. Я не знал, что моя музыка может так повлиять. Даже не понял сперва... В основном под мою музыку либо плачут, либо танцуют. Иногда в клубе кто-нибудь пальцы веером выставит, но очень редко. Один раз человек перепил, подошел ко мне: "Ну-ка, спой "Цепи"!.." Я ему: "Ну-ка" здесь нету, есть Александр!.." Его друзья сразу отвели. На наши концерты в основном приходят солидные люди. Но идиотов везде хватает.
Я недавно машину купил, учусь ездить. Даже на дорогах нет уважения друг к другу! Подрезают то ни попадя... Зачем правила учить? Меня это убивает просто. Ну что за страна такая? Почему мы относимся так друг к другу? Почему мы не можем жить нормально? Ведь это не так сложно - просто улыбнуться...
- У вас есть еще один хит, помимо "Цепей", который постоянно просят исполнить на бис. Я имею в виду песню "Горит косяк, и у тебя глаза горят..." на мотив "Сувенира" Демиса Руссоса. Раньше ее пел покойный Петлюра. Как она оказалась в вашем репертуаре?
- Получилось так. В учебке я служил вместе с одним грузином. Он был отъявленным наркоманом. Как-то раз он будит меня ночью и говорит: "Сашка, я слова написал..." -"Какие слова? Я сплю..." Для меня сон в армии - это было главное. А он: "Саша, возьми гитару..." Я прочитал его слова, начал подбирать к ним мелодию. Запел - и у меня один к одному получился Демис Руссос. Вот так эта песня родилась. Не могу сказать с уверенностью, что слова действительно он написал, но он мне так сказал. Я эту песню привез сюда еще в 1988 году. Хочу сказать, что серьезно я к ней не относился. Вот, думаю, дурдом настоящий... Я ее долго не пел. А потом как-то на гулянке одной на даче спел - и все просто прибалдели. И ко мне подошли авторитетные люди, сказали: мы хотим, чтоб ты записал эту песню. Ее никто не знал, пока ее не стали по "Русскому шансону" крутить. Потом она уже появилась и в другом исполнении.
- Никто не обвинял вас в пропаганде наркотиков?
- К этой песне все относились с юмором. Я даже исполнил ее в "Голливудских ночах", когда там была акция против наркотиков. Люди просто визжали! Это же песня юмористическая, она ни к чему не призывает.
- А как вы относитесь к таким слухам, что в нашем регионе есть две крупные группировки, занимающиеся наркобизнесом - азербайджанская и цыганская?
- Конечно, нельзя на чужом горе делать деньги. Да, есть цыгане, которые занимаются этим бизнесом, он приносит большой доход. Но есть много цыган, которые этих людей просто не понимают. Потому что они забыли, что есть Бог, что люди от этого гибнут, что падает большое пятно на цыганскую нацию. Уже из-за этого есть конфликт среди цыган. Наркотики - это неправильно с любой стороны. И я знаю, какое это горе для многих семей.
Но все зависит от порядка в стране. Ведь каждый следит за порядком в своем доме. Возьмем президента. Страна - его дом, он хозяин. Он должен здесь следить за чистотой, порядком, должен каждому человеку дать возможность заработать, а больному человеку исцелиться. Я в Дании обалдел, когда увидел парк необычной красоты, а оказалось, что это парк для наркоманов. Они туда могут прийти травку покурить, и их никто за это не заберет. Там все для человека, а здесь все - против человека. Пенсионеры концы с концами свести не могут. Дайте хоть им на старости лет поддержку нормальную, они и так в жизни ничего не видели! А страна молчит, ничего не делает.
Мне стариков жалко больше всего. Я в метро как-то ехал -бабушка седая стоит с протянутой рукой. Видно, что интеллигентная женщина, но ей деваться некуда. Подходит милиционер, берет ее за шкирятник и начинает толкать. Я его тормознул: что ж ты делаешь? Сразу с ним на конфликт пошел. Хотя люди проходили мимо. Он тут же:
а ты, черный, откуда приехал? Но я его на место поставил. Потому что я знаю, что я прав. А эта женщина оказалась учительницей. Стала говорить, что ей стыдно.
Мы все очень злые. И очень серые. Когда ты приезжаешь в Европу, ты одеваешься, как хочешь, - можешь пройтись в немыслимом наряде, на тебя внимания не обратят. А идешь по нашему городу - все серое и все люди в сером. Я один раз надел фирменные ботинки - черное с белым, так на меня все пальцем показывали. Здесь нельзя выделяться. Потому и жизнь наша серая.
- При всем том уезжать из России вы не собираетесь?
- У меня было три варианта остаться - Польша, Дания и Чехия. Я мог бы там спокойно жить на хороших условиях, был бы обеспеченным человеком. Я работал бы, занимался своим делом, играл. Но здесь мой дом, мои корни. Здесь смысл моей жизни. И здесь я могу больше сделать полезного для России. Здесь и боль, и радость, здесь все. Я от этого, может быть, и кайфую. Здесь друзья, мы можем о чем-то поговорить и что-то создать. А там уже всё создано.

Фото Славы ГУРЕЦКОГО

 
 
ВАШ ТАЙНЫЙ СОВЕТНИК, №12 (27)
 

 

 

КартаКарта